Авраам и Исаак

Авраам и Исаак

Музейные рецепты от Анны Познанской
19.04

История Авраама и Исаака оказалась важной и поучительной не только для всего еврейского народа, но и для европейских художников. Уже в эпоху раннего Ренессанса проблема взаимоотношений отцов и детей, похоже, стала весьма актуальной. В 1401 году флорентийский цех суконщиков объявил конкурс на исполнение дверей для городского баптистерия. Согласно средневековой традиции, сценами из Ветхого и Нового Заветов покрывали все возможные поверхности храмов, и двери не были исключением.

Программа каждого произведения была сложной и обширной, но для конкурсного задания все участники должны были исполнить только один рельеф: Авраам, приносящий в жертву Исаака.
В престижном конкурсе участвовали лучше скульпторы Кватроченто, но в финал вышли только двое: Лоренцо Гиберти и Филиппо Брунеллески. Оба мастера, согласно веяниям эпохи, внимательно изучали античные статуи и рельефы, но композиции у них получились совсем разные.

Опытный ювелир, Гиберти отливал рельеф из одной формы. Его композиция тщательно вписана в сложный орнамент обрамления и строится из изящных линий, позаимствованных автором у готических мастеров. Авраам широким жестом заносит нож — нет никакого сомнения, что ангел успеет удержать руку отца и уговорить его заменить свою жертву на рядового барана, который скромно ожидает своей участи в уголке.

Совсем иначе решил поставленную перед ним задачу молодой Брунеллески. Каждую фигуру он делал отдельно, а затем прикреплял к основанию. Его персонажи вовсе не хотят вписываться в заданные рамки, движения фигур динамичны и порывисты. Ангел едва успевает схватить за руку Авраама — еще секунда, и он принес бы Богу свою страшную жертву. В отличие от своего соперника, Брунеллески отказался от пейзажного фона, зато внес в композицию несколько вполне бытовых, реалистичных деталей — например скучающий баран, лениво почесывающий голову задней ногой.

Члены жюри оказались перед сложным выбором. В результате они присвоили первое место обоим авторам, но заказ на изготовление дверей все же отдали старшему и более предсказуемому Гиберти. Брунеллески предложили ассистировать мэтру, но он обиделся и ушел возводить купол собора Санта-Мария-дель-Фьоре во Флоренции.

В последующие столетия к этому сюжету обращались самые талантливые и неординарные мастера европейской живописи.


Ещё материалы этого проекта
О прогрессивных крестьянах, настоящих младенцах и прочих радостях жизни
Горожане в XV веке были людьми практичными и прогрессивными — они первыми усомнились в том, что Бог имеет нездоровое пристрастие к карательным мерам. Средневековый страх перед смертью и адскими муками уступил место радости жизни и осознанию безграничных возможностей человека.
27.11.2012
Укротители змей, бодрые овечки и человек на верблюде
Искусство XIX века доступно даже малышам. Сюжеты здесь простые и занимательные: ужин марокканских укротителей змей, страшный дядька, бреющий голову в восточной цирюльне, человек на верблюде, задумчиво созерцающий вечерний Нил, дети, выбегающие из школы, свадьба молодых французов.
01.01.1970
О копьеносцах, Амазонке и попытках стать дискоболом
Отведите свое чадо подальше от смотрителей и поближе к середине зала и предложите ему принять позу Дискобола. Только обязательно стойте рядом — рано или поздно ваше дитятко с грохотом рухнет, не сумев завинтиться в тугой штопор и уподобиться мраморному мужчине.
31.10.2012
О «Девочке на шаре», детской фантазии и борьбе со стереотипами
Музей, как известно, обладает уникальным собранием произведений художников-постимпрессионистов: Ван Гога, Сезанна, Гогена. Не удивляйтесь, но чрезмерно яркие краски Винсента Ван Гога или «кривые» натюрморты Поля Сезанна скорее всего не вызовут у вашего ребенка никакого отторжения.
28.12.2012