Волшебные заплатки

Волшебные заплатки

Рассказы израильского стеклодува
9.01
Жил был еврейский мальчик в польском городе Кракове. Отец его торговал по всему миру экзотическими кожами, крокодильими, змеиными, так что семья не бедствовала. Но в 1939 году, когда немецкая армия перешла границу Польши, отец не раздумывая забрал семью и уехал. Бросить вот так имущество, дела  родственники говорили, что он сумасшедший. Но с ними случилось то же, что и с большинством польских евреев  все они погибли.

Алекс АрбельА семья Арбелей сначала попала в Лемберг  Львов, где шестилетний мальчик пошел в русскую школу, но только он успел подучить язык, как пришлось отправиться в новое путешествие. Корабль, на который они погрузились, держал путь в Австралию. В одном из портов  в городе Хайфе их встретили бабушка с дедушкой, которые еще раньше уехали на Святую землю, в надежде построить в Палестине новое еврейское государство. Всю ночь, пока корабль стоял на якоре, они проговорили со своим сыном, папой Алекса, а утром семья Арбелей вышла на берег, так и не добравшись до Австралии.

Прошло 73 года. Алексу 80. «Пять лет назад я ездил в Австралию,  говорит он,  и понял, какое счастье, что мы спустились с корабля на эту землю. Там бы я умер».  «Почему»?  удивилась я. «Темперамент не тот».

Кто-то хочет тихой жизни и боится трудностей, а Алекс наоборот: ему не раз приходилось брать в руки оружие, чтобы защищать землю, на которой он живет. Он своими руками обрабатывал эту землю. Но так вышло, что чаще всего ему приходится иметь дело с тонкими и хрупкими предметами.

На весь Израиль всего 16 стеклодувов, и Алекс один из них. Он начал учиться этому завораживающему ремеслу в одиннадцать лет, а его учителю было двадцать четыре. Став старше, Алекс на два года поехал в Англию, чтобы лучше постичь тонкости стекольного дела.  

Внизу блестит в солнечных лучах Средиземное море. На горе деревня Эйн-ход, где живут художники, гончары, стеклодувы, скульпторы. В деревне большой дом Арбелей, а на втором этаже мастерская Алекса с окном во всю стену. Он берет длинные толстые трубки цветного стекла, гнет их и режет, плавит в огне, надувает стекло, словно воздушный шарик, просто красота! И одновременно рассказывает истории. Их у него множество. Я поделюсь только одной.

«Когда я оказался в Хайфе, в школе я не мог понять ни единого слова, ведь я не знал языка, и часто вместо уроков болтался на улице. Во всех закоулках, почти под каждой лесенкой, ютилась какая-нибудь лавка или мастерская,  сапожники, портные, жестянщики, стекольщики, столяры, каждый устраивался как мог, чтобы заработать на кусок хлеба. В одном таком закутке расположился беженец, такой же, как и мы. Он занимался самой черной и скучной работой, чинил старые брезентовые мешки. Он сидел за швейной машиной, а рядом лежало две кучи: в одной мешки, которые нужно было залатать, а в другой совсем рванье  на заплатки. От такой нудной работы можно сойти с ума! Но именно около этого портного собирались мы все, куча мальчишек! Каждую заплатку мы ждали с огромным нетерпением. Из грубой мешковины этот человек вырезал Микки-Мауса, Пиноккио, Чарли Чаплина, кого только там не было! Вот это кино! Понимаете, даже из заплатки можно сделать что-то совершенно необыкновенное. Это был целый мир и огромный урок для меня!»

Ещё материалы этого проекта
Альталена
Жаботинский был очень талантливым писателем. Александр Куприн считал, что из этого одессита мог бы получиться «орёл русской литературы», если бы Жаботинский не ушёл с головой в сионистскую деятельность. Однако же сам несостоявшийся орёл обвинял русскую литературу в антисемитизме.
01.11.2010
Что за «ли»? Что за «мон»?
Детские стихи пишут, чтобы было интересно самому, чтобы понравилось взрослым, чтобы обрадовались дети. А как можно заставить их радоваться? Начать с ними играть. Главное — игра должна нравиться самому поэту.
17.11.2008
Подсадная утка
Тогда Карандаш вытащил на манеж этих парней: одного, маленького, в телогрейке и кепочке, и другого — длинного, одетого в старое кожаное пальто.
10.12.2013
Тёмная ночь
Когда люди постарше произносят слово «война», они говорят только об одной войне. О той страшной войне с нацизмом, которую во всём мире называют Второй мировой, а в России — Великой Отечественной. О той войне написано немало стихов и песен.
02.05.2011