Далеко ли здесь море?

Далеко ли здесь море?

Артур Гиваргизов. Непослушный пират Эгмонт, 2009
2.10

Новая книга писателя и поэта Артура Гиваргизова называется «Непослушный пират».

До сих пор автор исследовал двоечников («Записки выдающегося двоечника»), королей («Про королей и вообще»), драконов и милиционеров («Про драконов и милиционеров»). На этот раз Гиваргизов обратил внимание на ранее не изученный социальный слой. Итог изысканий: пираты в Москве не водятся. А если уж кому пираты почему-либо необходимы, как, например, самому автору, приходится создавать их собственными руками. Вот Гиваргизов и разработал культуру морских грабежей буквально с нуля.
В названии – уступка общественному мнению: мол, пират – это от непослушания, а значит, его можно перевоспитать. Книжка доказывает, что перевоспитывать пирата – бесполезная трата времени и сил. Потому что пиратство – вовсе не род занятий, а скорее состояние души. («С перевязанным левым глазом, да ещё и с насморком».)


«Непослушный пират» – книжка роста. Не в том смысле, что, читая её, становишься старше и мудрее. («Пират» – абсолютно непедагогическое произведение, в котором дети курят трубки, поют пиратские песни и залезают в чужие карманы, чтобы погреть руки.) А в том, что кажется, будто она написана трудно растущим ребёнком. Ребёнком, который чувствует, что никак не соответствует бесконечным требованиям окружающих. В герое чувствуется какая-то неприкаянность: когда вроде уже вышел из одного возраста, но не вошёл в другой. «Настоящих пиратов каждый день ругают родители. Без этого вы не можете почувствовать себя очень плохим, неблагодарным извергом».


Пиратам (читай, детям) в Москве вообще трудно. Прежде всего потому, что в Москве совсем нет моря. Если и найдёшь мало-мальски приличный водоём, ограбить там можно разве что лягушек. И самое обидное, что никто, даже соседская Оля, не воспринимает тебя всерьез: «Ты приставай, а у меня каникулы».

В общем, это хорошая, грустная, хоть и очень смешная, книга. Только кончается очень быстро. Едва понимаешь, как нужно плавать и где прятать сокровища, как уже всё закончилось. А такие, казалось бы, детские рисунки нарисовал совершенно взрослый человек, художник Максим Покалёв.

«Непослушный пират» – одна из пяти историй серии «Пестрый квадрат». Говорят, что остальные («Дрессировщик бутербродов» Сергея Георгиева, «Главный шпионский вопрос» Михаила Есеновского, «Бублик для гуманоида» Валентины Дёгтевой и «Из переписки с коровой» Тима Собакина) – тоже ничего, но мы их ещё не читали.

И другие пираты:

Клянусь своей треуголкой

Пиастры! Пиастры! Пиастры!

Мимо Ямайки и Тортуги…

Пиратская вечеринка


Ещё материалы этого проекта
Весёлые лягушата
Маленький американский мальчик Арнольд Лобел болел очень часто. И придумал средство от скуки – рисовать картинки и сочинять сказки. Когда Арнольд вырос, он начал писать и иллюстрировать книжки для детей. Это стало его профессией.
07.10.2008
Квартирный вопрос
Психологи любят рассуждать о том, что желание видеть ребёнка успешным невротизирует и родителей, и детей. Если чего и стоит желать ребёнку, так это вырасти счастливым. Но как быть, если человеку по складу характера для счастья нужна именно успешность, возможность менять свою внешнюю жизнь к лучшему, продвигаться вверх и вперёд, и свет ему не мил без карьерного роста и постоянного улучшения материальных условий?

05.05.2012
«Что остаётся от сказки потом?»
В известной аудиоверсии «Алисы в Стране чудес» ископаемый дронт Додо спрашивает: «Что остаётся от сказки потом, после того как её рассказали?» Вопрос, которым задаются и дети, и взрослые. И хотя мы не можем вернуться в детство с его простодушной цельностью восприятия, сказка ближе к нам, чем мы думаем.
28.05.2010
Квадрат с пятью углами
Серия «Пёстрый квадрат» — это пять книжек. Действительно пёстрых и квадратных. Книжки-игрушки, книжки-картинки, в которых художники — не только иллюстраторы, но и участники игры. Игры смешной, часто абсурдной, иногда романтичной.
15.06.2010