Мыло тоже плачет

Мыло тоже плачет

Мирьям Ялан-Штекелис. Мыло плакало навзрыд Издательство "Двир", Тель-Авив
9.09

Наверное, на каждом языке мира рассказывают стихи и сказки про грязнуль. Потому что любой нормальный мальчишка или девчонка найдёт тысячу причин не умываться утром и не чистить зубы на ночь, где бы он ни жил — в России, Америке или Франции. Кому хочется проводить свои лучшие годы в ванной в обществе мыла и полотенца?


Но вся беда в том, что без этого никак, без мыла с полотенцем. Наступает вечер, все мы, тяжело вздыхая, отправляемся на свидание с зубной щёткой. Потому что так надо. И потому что никто не хочет быть похожим на главного героя «Мойдодыра», который был таким грязным, что от него убегали даже чулки и башмаки. И на девочку из стихотворения Агнии Барто: «Ах ты, девочка чумазая! Где ж ты ручки так измазала?»

Есть такое стихотворение и на иврите — называется оно «Мыло плакало навзрыд». Известная израильская поэтесса Мирьям Ялан-Штекелис написала про мальчика Дани, который не хотел умываться. Мыло, зубная щётка и паста плачут от горя: они больше никому не нужны! Водопроводный кран сердится: фу, какой чумазый мальчишка! Разве кто-нибудь захочет играть с ним в детском саду? Рядом с ним неприятно стоять, не то что играть в одни игрушки.

Это стихотворение очень удобно громко читать и отбивать ритм в ладоши — совсем как стихи Маршака и Чуковского. Напечатано оно в сборнике Мирьям Ялан-Штекелис вместе с другими стихами для малышей: «Гномы скачут прыг да скок», «Кукла Зехава устала», «Мишка заболел».

Иллюстрации в этой книжке непростые. Их не нарисовали красками, а вылепил из пластилина Рони Орен, а Орит Орен-Ицхаки сфотографировала.
Правда, домик пластилиновых зайцев из стихотворения «Госпожа зайчиха» — это самый настоящий кочан капусты, не пластилиновый. А больному мишке меряют температуру настоящим ртутным градусником, причём вставляют термометр не подмышку, как принято в России, а в рот — как делают в Израиле.
Конечно, все грязнули мира похожи между собой, но вот рассказы о них — каждый раз разные.


Мирьям Ялан-Штекелис родилась в 1900 году на Украине, недалеко от Кременчуга. Училась в гимназиях в Берлине и Минске, потом — в Харьковском университете. В 1920 году она переехала в Иерусалим, где и прожила всю жизнь.

В России Ялан-Штекелис писала стихи по-русски, а в Палестине перешла на иврит. Иногда ещё писала по-немецки и на идиш.

Детские стихи поэтессы очень популярны, её можно назвать израильским Корнеем Чуковским. Ещё Ялан-Штекелис писала взрослые стихотворения и много переводила с русского на иврит. Например, маршаковский «Багаж» и даже «Аленький цветочек» Аксакова.

Ещё материалы этого проекта
Книжка по случаю
О сложном всегда лучше говорить простыми словами. Можно сказать «прокрастинация», а можно «настроение, когда вместо того, чтобы сделать домашнее задание по английскому, ты уже два часа перекладываешь карандаши в пенале». Есть разница?
25.12.2010
Самый достойный
В Северном море недалеко от острова Гельголанд вблизи маяка на Омаровых Рифах есть песчаная коса. Она так мала, что даже самый крошечный домик на ней не поместится, зато четырём чайкам там живётся вольготно. Имя всякой чайки — Эмма...
29.12.2009
Два Маршака
У новой книжки не один автор, а два, и оба они — Маршаки. Первый — наш старый знакомый Маршак. А другого зовут Александр Маршак, его стихотворения — завершают книгу. И этот второй Маршак — внук первого.
07.10.2010
Только не мой мозг
Книга канадки Карен Ле Бийон «Французские дети едят все» продолжает серию англоязычных книг, в которых обсуждается подход к воспитанию, противоположный условному «американскому».
08.10.2013